Автошоу в Рамат-Гане: вы знали, что в Израиле есть такие машины?
Фото: avtomir.zahav.ru
Автошоу в Рамат-Гане: вы знали, что в Израиле есть такие машины?

270 машин, вошедших в историю автомобилестроения, съехались в Рамат-Ган на выставку коллекционных автомобилей "Клуба 5". Тот, кто там не был, много потерял. Столько красоты в одном месте можно увидеть не каждый день. 

К примеру, вот эта трехколесная каракатица носит гордое название Messerschmitt. В этом нет никакой пародии или насмешки. Messerschmitt Kabinenroller KR175 – действительно порождение авиационного концерна, производившего в годы Второй мировой войны 60 процентов авиации гитлеровской Германии. Он выпускался с 1952 по 1964 год по конверсии.

Фото: Вадим Найман
Одна из самых старых машин. Chevrolet C 1934 года.
А это не такая уж и старина. Подобный ряд машин легко представить себе где-нибудь на саммите глав государств в 80-е годы.
Рондо.

 

И надо отдать должное инженерам-авиастроителям. Даже заехав не в свой огород, они сумели создать машину с настолько выразительной внешностью (выпученные глаза - фары запоминаются надолго), что, как справедливо заметил один автомобильный обозреватель, если бы в Голливуде знали о KR175, то именно он руководил бы всеми восстаниями машин в фантастических фильмах. Трехколесник выглядит настолько самодостаточно, словно водитель ему вообще не нужен. Но водитель, разумеется присутствовал, и надо было видеть, с каким гордым видом он ехал на круге, по-самолетному откинув крышу кабины.

Фото: Вадим Найман

 

А вам в детстве не хотелось, чтобы ваш игрушечный пластмассовый автомобиль вдруг обзавелся настоящим двигателем и поехал? Именно это сейчас и происходило. 173-кубовый мотор мощностью 9 лошадиных сил мог разогнать аппарат весом в 150 килограммов с двумя взрослыми людьми в салоне до скорости 80 километров в час, - вполне достаточно, чтобы двигаться по нормальному взрослому шоссе. Плюс мини-крылья вместо колесных обтекателей и штурвал вместо руля – еще одна детская мечта – посидеть за штурвалом истребителя. Давно слышал про такие машины, не знал только, что они есть в Израиле.

- В Израиле все есть, - возразил владелец машины Эран Ланский, к которому я подошел по завершении Рондо. Хотелось узнать, как Messerschmitt Kabinenroller попал в Израиль, но владелец был так поглощен автомобильными страстями, что больше ничего из него вытянуть не удалось.

Рондо – так назывался этап выставки машин в парке Леуми в Рамат-Ган, когда все желающие поехали по кругу. Это были не соревнования и даже не дефиле почета, просто нужно было показать посетителям, а их собралось несколько тысяч, что эти автомобили могут не только стоять, как экспонаты в витрине музея, чтобы все могли полюбоваться их хромированными деталями. Они едут! Вслед за Messerschmitt Kabinenroller проехал роскошный Chevrolet – типичный представитель «аэрокосмической эры» 50-60-х годов. Хвостовые плавники, обилие хрома, обводы фар, как самолетные турбины, и даже задние габаритные огни тогда делали выпуклыми, чтобы было похоже на огненный выхлоп ракеты. За Chevrolet – Morris 8 convertible 1935 года. Это автомобиль из совсем другой эпохи, когда слова 29 лошадиных сил (именно такова мощность этой машины), понимали буквально, как 29 условных лошадей под одним капотом. И считалось, что это много. Проехал Rover с головой рыцаря на капоте, за ним серый Austin Seven  - автомобиль очень странного вида: сзади спорткар, а спереди – будто только что из него выпрягли лошадь. За ним - наша легендарная Сусита, похожая на холодильник на колесах.

Фото: Вадим Найман

 

За Суситой - Morris Minor 1000 с деревянным кузовом station, за ним Triumph T4 или T3, я точно не опознал… И у каждой машины, если присмотреться, можно было разглядеть на ветровом стекле отметку о прохождении годичного теста.

- К ним что, тестировщики домой приезжают? – съязвил кто-то из посетителей. Он был неправ. Машины выглядели ухоженными, на ходу не дымили (Triumph, правда, заглох, и его пришлось толкать), масляных потеков не было видно. В Рондо, впрочем, приняли участие далеко не все. Многие остались на своих стоянках. Фотографировать там было тяжело из-за обилия снимающей публики (удивило большое число представителей религиозного сектора). И очень много было детей, они все время попадали в кадр.

Из машин на стоянке мне запомнился Dodge 1921 года, видимо, самый старый здесь, и еще Ford Mercury Monterrey у которого, что багажник, что капот были такими широкими, что можно было устроить там вертолетную площадку.

Фото: Вадим Найман

 

Глядя на эти автомобили, начинаешь понимать, насколько другим было тогда восприятие пространства. Подножки, на которых мог встать, скажем, охранник, вынесенный вперед бампер, - никого не волновало, сколько места занимает машина. Люди еще не научились экономить пространство, не стремились загнать каждый кубический сантиметр вовнутрь салона или под капот. И бензин тоже не экономили. Объем двигателя у машины такого класса тех лет мог достигать 7 литров.

Конечно, тест эти машины проходили в соответствии со своим статусом. Чтобы машина получила статус "рехев асфанут"(коллекционная модель) ей должно быть не меньше 30 лет. А пятизначные номера в Израиле заменили на шестизначные в 1961 году, значит, чтобы в номере было пять цифр, и машина могла войти в "Клуб 5"), ей должна быть не меньше 54 лет. Я как-то разговорился с владельцем автомобиля Rover-16 с интересной историей. Машина была старше владельца, ей было 60 лет, Британцы ввезли ее сюда для какого-то высокого полицейского начальства, а теперь ею владел простой электрик. На той машине было все оригинальное, включая двигатель, выписанный из Германии, где существует целая индустрия по восстановлению коллекционных машин. Тем не менее, по словам владельца, его Rover без малейшего труда преодолевает подъемы в Хайфу и Иерусалим.

- В ваш клуб принимают только машины, где все, до последней детали аутентично или "новодел" тоже? Когда у машины, скажем, экстерьер старинный, а двигатель новый, - спросил я владельца Ford Falcon, на котором была майка "Клуба 5". Бен Хаспель – так звали владельца, оказался бывшим архивариусом Тель-авивского университета, сейчас на пенсии и целиком отдается своему увлечению.

Фото: Вадим Найман

 

- У нас нет таких строгих критериев, - ответил он. – В наш клуб могут принять и вообще без машины. Иногда родители-энтузиасты дарят своим детям членство в клубе на совершеннолетие. А по поводу аутентичности есть разные школы. Я, например, сторонник такой школы, когда все детали настоящие. Но есть другие школы, где допускается замена двигателей. Если будут соревнования, это, конечно, будет учитываться, но сейчас мы не соревнуемся.

- Почему лично вы выбрали Ford Falcon?

- Так как-то в детстве однажды увидел и запало в душу: Falcon. Причем, красного цвета. Когда я покупал вот эту машину, она была какой-то розовой, обшарпанной. Но в паспорте было написано: "красный". И я понял: это она. Потому что детские мечты должны исполняться.

Никто из владельцев выставленных машин не признался, сколько стоит поддерживать их в рабочем состоянии. Есть хобби, при которых денег не считают. Увлечение старыми автомобилями – из их числа. А когда я спросил одного из владельцев, не тяжело ли ему водить такую старую машину, он даже обиделся:

- Вам с любимой женщиной может быть тяжело?

Фото: Вадим Найман

 

Я понял, какими наивными были мои надежды посидеть за рулем какого-нибудь из этих автомобилей. Для владельца такой машины пустить кого-то за руль – все равно, что одолжить напрокат подругу. Да я бы, наверное, и не справился. Штанговые тормоза, двойной выжим сцепления, руль – тугой, как у тяжелого грузовика, - все это требует иных навыков вождения.

- В обычной машине вы просто сидите и указываете ей, куда ехать. А эту машину действительно надо водить, - в полном смысле слова, - подтвердил эту мысль один из автовладельцев. Кстати, и в "арсовском" стиле, как у нас иногда любят ездить, - с локтем, выставленным наружу, - коллекционную машину водить нельзя. Корпус металлический – раскаляется на солнце мгновенно.

Наверное, все автомобилисты делятся на тех, для кого машина – банальное средство перемещения из точки А в точку В, и на тех, для кого она – нечто большее. Вторые - даже то штампованное железо, на котором приходится ездить в повседневной жизни, склонны воспринимать как живое существо. Но у владельцев коллекционных машин это чувство живой связи в разы сильнее. Может быть, потому что внешние обводы раритетных машин такие плавные, такие неповторимые, такие человечные и так не похожи на те экономные формы, что придуманы уже в компьютерную эпоху.

И как несправедливо, что эти машины уходят. Это как вымирание редкого вида животных. Ведь каждая модель – это доведенная до логического завершения идея, концепция развития, чьи-то воплощенные детские мечты. Хорошо, что есть энтузиасты, которые пытаются все это сохранить и есть клубы, которые им в этом помогают. В Израиле их несколько. Владельцы машин Ford, насколько я помню, раньше встречались на стоянке IKEA возле Нетании. В Герцлию съезжались члены клуба Alpha-Romeo. Помню, как меня поразил рассказ об одной девушке из этого клуба, которая настолько увлеклась своей машиной, что пришла в отделение МВД с просьбой заменить ей в удостоверении личности ее имя на "Альфа". Есть клубы "Opel", "Lancia", "Subaru".

"Клубу 5" недавно исполнилось 30 лет. Автошоу в Рамат-Гане – центральное событие клубного автомобильного года», так было написано на сайте клуба. То, что получилось – полностью оправдывает этот анонс. Досадно было только одно, - что физически невозможно было узнать историю каждой из машин, – а она наверняка заслуживает того, чтобы быть записанной. А также познакомиться с владельцем каждой машины и разузнать, как ему удалось осуществить свою мечту. Ведь если вдуматься, без большей части того, что дает нам современный автомобиль, мы можем обойтись. Но без надежды на то, что наши детские мечты когда-нибудь исполнятся, жизнь невозможна.

А теперь просто полюбуемся на машины.

Фото: Вадим Найман

 

Вадим Найман

Продолжение просмотра 

counter
Comments system Cackle