Загрузка...
АВТОПРАВО. Тест на алкоголь и отказ от него
Фото:
АВТОПРАВО. Тест на алкоголь и отказ от него

Адвокат Алекс Раскин

Тест на проверку признаков опьянения

Остановив водителя, полицейские часто требуют от него пройти незамысловатый тест – двигаться по прямой линии и, закрыв глаза, дотянуться указательным пальцем до кончика носа. Какова же роль этого теста и на что влияют его результаты?

Тест предназначен для выявления признаков опьянения, и служит лишь для того, что бы дать возможность полицейскому понять – есть основания для задержания водителя с целью его дальнейшей проверки на алкоголь или нет. Проведение теста регламентируется внутриведомственными директивами полиции.

Сегодня, в связи с использованием портативного аппарата ''Иншуф'', предназначенного для забора выдыхаемого воздуха, проверки стали массовыми и легко проводимыми. Но еще несколько лет назад подозреваемого водителя везли в больницу для прохождения анализа крови. Это занимало многие часы, а результатов ждали неделями, и тогда, для того чтобы помочь полицейским, появились эти тесты.

После того, как проверка на ''Иншуфе'' или анализ крови завершены, и степень опьянения водителя определена, результаты теста уже не имеют никакого значения. В случае отказа водителя пройти проверку на алкоголь, тест даст возможность суду определить, было ли законным требование полицейского к водителю. Тест должен проводиться до проверки на ''Иншуфе'' или до прохождения анализа крови.

В одном из транспортных дел на основании результатов проверки на ''Иншуфе'' водитель был обвинен в управлении машиной в пьяном виде. В судебном заседании защите удалось доказать несостоятельность результатов этой проверки. Обвинению не оставалось ничего другого, как попытаться мотивировать свою позицию показаниями теста. Но так как тест в данном случае был проведен уже после получения результатов проверки на ''Иншуфе'', защита убедила суд в том, что полицейский был не объективен. Суд вынес оправдательное решение.
Не редки случаи, когда водители заявляют о том, что тест вообще не имел место, хотя его результаты находятся в деле.

Еще на одном из судебных заседании защита доказала, что рапорт полицейского о проведенном им тесте не соответствует действительности. По словам нескольких свидетелей присутствующих во время проверки, тест не проводился. Учитывая другие имеющиеся в деле ''пробелы'', суд выразил недоверие к действиям этого полицейского и оправдал водителя.

Результаты теста вместе с другими косвенными доказательствами могут быть положены в основу обвинительного вердикта только в том случае, если результаты ''Иншуфа'' или анализа крови не пройдут в суде экзамен на объективность. В этой ситуации водитель не может быть обвинен в управлении машиной в пьяном виде, а лишь в вождении под влиянием алкогольных напитков. Название обеих статей очень похоже, но суть принципиально разная. Если при обвинении по первой статье предусмотрено минимальное наказание в два года лишения водительских прав, то при обвинении по второй статье можно отделаться несколькими месяцами.

Ошибочно мнение о том, что если во время теста водитель дотянулся пальцем до носа, а прибор покажет запрещенную дозу алкоголя, то суд сделает в этом случае обвиняемому снисхождение. Так же необоснованны надежды на то, что отсутствие предыдущих правонарушений разжалобит суд. Подобного рода беспочвенные утверждения дезориентируют обвиняемого и вместо того, чтобы нацелить его на серьезную защиту, вселяют в него ложные иллюзии.

Защита по подобным делам в основном строиться на процессуальных и технических особенностях дела. Лишь только добившись переквалификации правонарушения, о которой было рассказано выше, можно ограничиться лишением прав на несколько месяцев.

 

Отказ водителя от проверки на алкоголь

Отказ водителя от проверки на алкоголь по закону является подтверждением того, что водитель находится в нетрезвом состоянии. Но, тем не менее, закон требует, чтобы полиция выполнила ряд условий, без наличия которых невозможно осуждение по данной статье.

Полицейские должны объяснить водителю, какова цель проверки, попросить согласие на проверку и в случае отказа разъяснить его юридическое последствие – автоматическое признание водителя нетрезвым.

При внешней ясности процесса, на практике возникают масса проблем, связанных с исполнением и толкованием данных требований. Если защита сумеет убедить суд, что одно из необходимых действий полиция не выполнила, то это может привести к оправданию обвиняемого.

Нередки случаи, когда водитель заявляет, что ему не объяснили последствия отказа от проверки, а во всех полицейских документах значится обратное. Ситуация очень жизненная, но в конечном итоге суд должен решить кому поверить – водителю или полицейским.

Например, в одном из материалов дела был обнаружен полицейский рапорт с описанием произошедшего. Однако в нем не было указано, что водителю разъяснено к чему ведет отказ от проверки. Рядом же находился похожий рапорт того же полицейского, но уже с добавлением о разъяснении. Создалось впечатление, что второй рапорт был написан позже, а первый просто забыли убрать из дела. Конечно, после заявления защиты это дело было закрыто полицией еще до суда.

Также часто споры в суде возникают по поводу неясности и неоднозначности трактовок формулировок, которыми пользуется полиция.

Закон требует, чтобы разъяснение полиции в отношении юридических последствий отказа от проверки было понятно водителю. Если, например, разъяснение было сделано на иврите, а водитель не владеет этим языком, то естественно, что смысла сказанного понять он не мог. На практике же убедить суд , что водитель не в достаточной мере владеет языком очень непросто. Если водитель находится в стране 2-3 года, то, скорее всего его утверждение о недостаточном знании языка будет принято.

Но, как известно, масса людей, проживших в Израиле даже более длительный срок, не понимают официальных терминов, особенно в экстремальной ситуации. Но суд может исходить из того, что сам факт длительного нахождения в стране свидетельствует о том, что обвиняемый должен был понять полицейских. Вместе с тем, в одном из дел, в полицейских рапортах, предъявленных в суде, было записано, что обвиняемый водитель во время объяснения с полицейскими периодически сбивался с иврита на русский. Основываясь на данном факте, судья принял доводы защиты о том, что водитель, несмотря на длительное проживание в Израиле не владел в должной степени языком и не понял предупреждения полицейских.

counter
Комментарии
1 из 1
НазадНазадНазад1ВпередВпередВперед