Тропики в пустыне - Эйн-Геди. Вторая часть
Фото:
Тропики в пустыне - Эйн-Геди. Вторая часть

Итак, с теорией покончено! По машинам!  От ставшего уже привычным "Синема-сити" выезжаем на шоссе № 2, на ближайшей развязке возле Герцлии делаем разворот на 180 градусов и  двигаемся в сторону Тель-Авива. Далее, на перекрестке Глилот, поднимаемся на мост, и "спрыгиваем" на Аялон – шоссе № 20, которое ведет на юг. Проскакиваем Тель-Авив. При этом Аялон плавно переходит  в шоссе № 1 – главную дорогу страны. По ней очень легко добраться до Иерусалима, запутаться не возможно. И пассажиры могут спокойно отвлечься на пролетающий за окнами пейзаж. 

 

Слева высится уже хорошо знакомая нам Хирия, а справа появляется Кфар-Хабад с кирпичным особняком седьмого Любавичского ребе. Через несколько минут езды появляется одна из старейших в стране сельхозшкол Бен-Шемеш. Дорога бежит через долину Аялон, где Иисус Навин остановил Луну и разгромил союз пяти ханаанских царей. Перекресток Латрун с монастырем траппистов-молчальников с одной стороны и библейским Эммаусом с другой.

Потом  Шар а-Гай (Ворота Ущелья) и останки самодельных броневиков-сэндвичей, что прорывались в осажденный Иерусалим в 1948 году. Кирьят-Йеарим, где 20 лет хранился Ковчега Завета и родник Мей-Нофтоах, упоминаемый как граница между коленами Иеуды и Беньямина. 
    
Продолжаем движение по шоссе № 1 между Гиват-Царфатит и Шуафатом, ныне престижными районами столицы на месте древнего города Гиват-Шауль. Справа мелькают кварталы Маале-Адумим. Этот современный город вырос на древнейшей дороге из Галилеи в Иерусалим. Проезжаем ущелье Вади-Кельт с древними акведуками и пещерами. В одной из них скрывался пророк Илья. А вот и "нулевая" отметка, после которой дорога "ныряет" ниже уровня мирового океана. Теперь до Мертвого моря рукой подать…

Мы начинаем нашу экскурсию с сельскохозяйственной школы, которую  создала "Аганат а-Тева" совместно с киббуцом Эйн-Геди. Инициатором был Йоси Фельдман, который и возглавил свое детище. Подобных школ впоследствии было много, но эта – первая.

 

Летописцы неоднократно упоминают богатые пастбища и поля Эйн-Геди. Воды было достаточно и для садов на террасах, и для полей, спускающихся до самого подножья гор, где и располагалась деревня. Особенно славились финиковые пальмы. О плодах, которые выращивались здесь, написано в одном из найденных документов, что выложенные в ряд четыре финика имели длину от пальцев до локтя.
    
Но главное, чем славился Эйн-Геди – это благовонный бальзам, который производился здесь в строжайшей тайне. Да и было что скрывать. Стоимость продукта была невероятно высока. "Цена литры бальзама - две литры серебра", - сказано в древних торговых договорах. Производили его из смолы дерева афарсемон, которое еще называют бальзамовым деревом.

Об этом замечательном продукте сохранилось немало легенд,  и вполне правдивых рассказов. Например, девушки из Иерусалима брали зоб курицы, наполняли его духами из афарсемона, и, завидев группу парней, клали этот мешочек под пятку. При приближении к парням, с целью обратить на себя внимание, девушка слегка надавливала на мешочек и запах духов, как написано в рукописях, буквально сводил парней с ума. Можно только догадываться, зачем красавицам это нужно было, но эффект, по всей видимости, был потрясающим. В жарком климате, при отсутствии дезодорантов, духи ценились на вес золота.

 

Мы же идем к странному строению, которое называется "Мецад Аругот" - Крепость Аругот. Массивное, прочное здание, действительно похожее на небольшую крепость. Но здесь нет дороги, которую надо охранять, и это не граница деревни. Зачем посреди полей и плантаций такая крепость? До серьезных раскопок некоторые ученые предполагали, что это был склад для хранения ветвей афарсемона. Каково же было их удивление, когда внутри крепости были найдены соединенные между собой ванны явно производственного характера, а вход во внутреннее помещение оказался "с секретом". Только находившиеся внутри люди могли привести в движение огромный округлый камень, который закрывал вход.
    
Оказалось, что это крепость- завод по производству благовоний из афарсемона! Ничего похожего не найдено ни в одном другом месте в мире! Для производства благовоний использовались не только плоды, но и стебли, и листья этого, неизвестного нам сегодня, растения. Урожай афарсемона собирали 3 раза в год. Стебли и листья помещали в специальную ванну с оливковым маслом (первая, внешняя ванна), оттуда тяжелые, пропитавшиеся маслом листья и стебли попадали во вторую ванну  - в комнате, куда допускались только "посвященные". Именно здесь "варили" благовония! Без преувеличения можно сказать, что перед нами - мировой центр древнего мира по производству бальзама!
    
Из афарсемона добывали также, с помощью надреза на стволе, сок дерева. Этот душистый сок ценился еще дороже – на вес золота. Из него делали специальные мази на масляной основе. 

Этот удивительный плод произрастал когда-то в Эйн-Геди и, вероятно, в Иерихоне. Потерпев поражение в Иудейской войне, евреи пытались уничтожить плантации бальзамовых деревьев. Римлянам пришлось сражаться буквально за каждое дерево. Но у новых хозяев не было опыта в выращивании этой культуры, и они были вынуждены позволить евреям остаться в Эйн-Геди. Известно, что и после войны плантации приносили огромные доходы.
    
Существует также теория, что в этих местах выращивали другое древнее растение – кофер. Ученые долго не могли прийти к однозначному выводу, что это такое. Ибо было только известно, что оно выращивалось в этих местах наряду с афарсемоном и ценилось не менее бальзама. Вполне возможно что речь шла о хне, из которой делалась очень дорогая краска "Нил" (индиго), которой красили цицит. Производить ее было все же проще, чем добывать старым способом, при котором для производства одного грамма краски требовалось переработать 30 тысяч морских молюсков!

 

Эйн-Геди славится также и уникальным творением рук человеческих – ботаническим садом. Здесь собраны свыше 900 образцов деревьев, кустарников и цветов со всего мира. В этом единственном в своем роде экзотическом ботаническом саду растут и библейские растения, такие, например, как мирра, из которой добывают ладан. Кроме того, благодаря уникальному микроклимату Эйн-Геди, здесь растут и деревья саванн (баобабы), и деревья засушливых пустынь (камфорное дерево), и растения влажных тропиков. Представлены и растения земли Израиля: финиковая пальма, фруктовые деревья и произрастающее только в Иудейской пустыне "сдомское яблоко".

 

Рядом с ботаническим садом, в специальном парке, более 1000 кактусов разных сортов. Ботанический сад киббуца имеет еще одну особенность, которую не встретить в других ботанических садах. В нем не только гуляют, но и живут. Дома киббуцников стоят прямо среди экзотических деревьев и цветов.
    
В 1956 году здесь, в Эйн-Геди, было всего одно дерево. Голая земля, вода на вес золота. Сюда пришли семьдесят семей и сделали так, что уже к 1959 году в кибуце снимали по три урожая фиников, помидоров, дынь и арбузов. Этого показалось мало. Тут, прямо на камнях, в 1960 году создали ботанический сад, которому сегодня нет равного на всем Ближнем Востоке. А началось все с … подарков из-за границы. Вернее, тех растений, что дарили, так уж повелось, киббуцникам иностранные делегации.

Ученые Иерусалимского ботанического сада очень быстро поняли, что имеют в лице киббуца добросовестного ассистента. Они стали высаживать здесь для своих опытов различные растения. Благо уникальный климат оазиса это позволял, а недостатка в многочисленных добровольных помощниках не было. Вскоре киббуцный сад получил официальный статус филиала ботанического сада Иерусалимского университета. Пришлось забыть о прежней безалаберности и начать системную работу. Чего стоила, казалось бы очень простая вещь – таблички. А что на них писать, если никто не знает, что тут выросло и откуда взялось. Пришлось рассылать письма и фотографии по всему миру. Зато теперь возле каждого растения прикреплена табличка с точным названием и возрастом.

 

Кстати, после нескольких налетов "любителей сувениров" пришлось эти таблички намертво прикручивать к большим камням. В 70-е годы, когда начались проблемы с поливной водой, киббуцники нашли возможность спасти свое любимое детище. Они стали больше высаживать растения, которые потребляют минимум воды – кактусы, пустынные деревья и кустарники. И это только обогатило этот уникальный ботанический сад.

Слава Ким,
экскурсовод

Фото: Вадима Малева и автора

 

counter
Comments system Cackle